ГАЛАКТИОН ТАБИДЗЕ  
                                                                                                  
• Я и Ночь
• Синева или весна зимою
• Когда Актеон, сын Аристея
• Веет ветр
• У него открыты остались глаза
• Сколько осталось невысказанным

Перевод с грузинского   Н. Барнабишвили






Я  И  НОЧЬ
 

Сейчас, когда пишу я эти строки, ночь разгорелась, полночь тает,

В окно влетевший ветерок природы тайны мне вверяет.

 

Вокруг всё неподвижно, спит укрыто лунным серебром,

И только ветер шевелит сирень перед моим окном.

 

Голубым и синим светом небо так расчленено,

Так нополнено волшебством, как ритмами моё письмо.

 

Столбы таинственного света дают вещам такую мощь,

Что щедро плещется всё чувством, как моё сердце в эту ночь.

 

С давних пор и у меня тайна скрыта в сердце этом;

Я от всех её таю в темной глубине своей, не даю коснуться свету.

 

И неведомо друзьям, что за желчь вмещает сердце,

От которой мне вовек никуда уже не деться.

 

Не укрыть глухую думу сердца удовольствиям могучим,

Не похитить женской страсти страсть, которою я мучим;

 

Тихий стон во сне не выдаст, ни вино, и нет тех сил,

Чтоб отнять, что я глубоко в тёмном серце поместил.

 

Только ночь в часы бессониц, вся сверкая зрачками звёзд,

Знает эту тайну, знает. Знает всё нагая ночь.

 

Знает – как осиротел я, как истязал себя напрочь.

Нас... двое в этом мире: я и ночь, Я и Ночь!

 


                                                        СИНЕВА  ИЛИ  ВЕСНА  ЗИМОЮ
                                                    

                                            Божья Матерь, прости мою блажь!...

                                            Как зимою нагрянувшая весна,                              

                                            Жизненный путь мой просто мираж

                                            И неба далекая голубизна.

 

                                            Гор изломы укроются тьмой,

                                            И если рассвет всё же мне померещится -

                                            Ночь отпянствовавший и хмельной,

                                            К иконам пойду как усталая женщина!

 

                                            Ночь отпянствовавший и хмельной

                                            Я прислонюсь к молитвенным дверям,

                                            Солнечный луч в храм ворвётся стрелой,

                                            И засверкает храм этот зверем.

 

                                            И тогда скажу я: на! Я пришёл -

                                            Лебедь израненный химерой мечты!

                                            Смотри! Символ мученичества - моё лицо!

                                            Смотри! Символ юности - его черты!

 

                                            Смотри! Наслаждайся! Глаза немые,

                                            Светящиеся прежде вспышками грёз, -

                                            Ночь отпянствовавшие  и хмельные

                                            Наполнены местью торжествующих слёз!

 

                                            Наслаждайся! Так ли каждый поэт?                                            

                                            В стремлении к Богу каждый вот так?                                                 

                                            Взлетает бабочкой на пламени свет,  

                                            И падает сожённый к твоим стопам.                                                                                                                                                                                                  

                                           

                                            Где же счастие духа - и есть ли?

                                            Кто так писал у меня на роду?

                                            Как в своём раю Алигьери,

                                            Я замурован в своём аду!

 

                                             И когда на этом проклятом судьбою пути

                                            Мне покажется призрак смерти,

                                            Я обещаю из жизни уйти

                                            Без имени твоего, без молитв и без лести!

 

                                            Руки накрест сложу и под вой

                                            Коней разгоняющих с адскою силой,

                                            Ночь отпянствовавший и хмельной

                                            Сойду на покой в свою могилу.

                                                                                                            

                                            Божья Матерь, прости мою блажь!...

                                            Как зимою нагрянувшая весна,

                                            Жизненный путь мой просто мираж

                                            И неба далёкая голубизна!





КОГДА  АКТЕОН, СЫН  АРИСТЕЯ


                                                   Когда Актеон, сын Аристея,

                                                   Мягко ступая, шёл по лесу, охотясь,

                                                   Вдруг Артемиду он увидел нагую,

                                                   Средь своих нимф она красовалась

                                                   В струях прозрачных древней Парфьены.

                                                   Стал Актеон, свет богиня затмила,

                                                   Он приворожен был чудным видением,

                                                   Но наказала его та богиня,

                                                   И превратила в красавца-оленя:

                                                   Псам Актеон отдан был на расправу,

                                                   Свои же собаки его растерзали.

                                                   Узнаю, Галактион, я в тебе Актеона -

                                                   Твоё наказанье в красоте мирозданья,

                                                   И тобою выученные лают беспрестанно,

                                                   Те, что дрессируются - те же собаки.




ВЕЕT ВЕТР...

Веет ветр, веет ветр, веет ветр,

Ветром листья разносит как весть...

Гнёт в дугу этот лес, этот кедр,

Где ты есть, где ты есть, где ты есть?..

Как дождит, как снежит, как снежит,

Без тебя мне не жить... мне не жить!

Образ твой, он со мной, он при мне

Постоянно, всегда и везде!..

Неба мыслей туманных Метр,

Веет ветр, веет ветр, веет ветр!




У  НЕГО  ОТКРЫТЫ ОСТАЛИСЬ ГЛАЗА

                                          Июньское солнце, бытья катаклизмы!

                                          Умерло солнце, остались открыты глаза!

                                          Он как то бессильно ушёл из жизни,

                                          Как будто погасла беззвучно гроза!

                                                                             

                                          У него открыты остались глаза,  

                                          О, открыты остались его глаза!

                                          Его прах приняла чужая земля,

                                          И открыты остались его глаза!

 

                                          И эти глаза голоса вечеров

                                          Слушали робко, и взгляд убегал как лоза,

                                          У него открыты остались глаза,

                                          О, открыты остались его глаза!

 

                                          Что там творится, может мне снятся

                                          Траурной лиры прощальные звуки?

                                          Вдруг прекращают струны смеяться,

                                          От непогоды все эти муки!

 

                                            Откуда доносится тихое пение

                                          Остановившегося дыхания,

                                          Секунд бесконечное отправление

                                          И драгоценное воспоминание?

    

                                                                                         

                                          Лето уходит... не те уже музы,

                                          Дуют ветры и трепещет одежда,

                                          Снова я здесь... на родине, в Грузии!

                                          Здесь дорогая, здесь я, надежда!

 

                                          И эти глаза голоса ангелов

                                          Слушали робко, и взгляд убегал как лоза.

                                          У него открыты остались глаза,

                                          О, открыты остались его глаза!

                                                

                                           Ходит со мною твой взгляд, твоя мера,

                                           На бархат падают тени кривые,

                                           Повсюду незримо плачет Церера,

                                           Глаза холодные и живые.

 

                                           Стоило о жизни какой-то иной

                                           Мечтать и жизни перечить не сметь?

                                           Я не знаю дороги достойной земной,

                                           Есть единственная дорога - смерть.

 

                                           У него открыты остались глаза,

                                           О, открыты остались его глаза!

                                           Его прах приняла чужая земля,

                                           И открыты остались его глаза!





СКОЛЬКО ОСТАЛОСЬ НЕВЫСКАЗАННЫМ

Сколько желаний таинственных

Осталось без крыльев,

Время стирает единственность

Живущих в мире.

 

Голос, из прошлого выстреленный,

Коршуном замер,

Сколько осталось невысказанным

Между нами.